Лариса Рубальская - Стихи о любви

Я не помню, сколько осеней назад
Падал под ноги наш первый листопад.
Ты на краешке сгорающего дня
Целовал меня.
Целовал меня.

Я не помню, сколько зим с тех пор прошло.
До утра всю ночь за окнами мело,
Ты тогда руками, полными огня
Обнимал,
Ты обнимал .

Не забыть былого, не вернуть.
Я одна иду в обратный путь.
Я бреду на тот забытый свет
Тех далёких, тех прошедших лет.
Не забыть былого, не вернуть,
Но я знаю, что когда-нибудь
Свет далёкий в сердце погашу
И тебя на волю отпущу.

Я не помню, я забыла голос твой,
Торопливый звук шагов по мостовой.
Я живу, тебя нисколько не виня
В том, что ты забыл,
Ты забыл меня.

Я не помню, но зачем тогда, скажи
Лист осенний так в руке моей дрожит?
Ветер памяти принёс мне на крыле
Только мысли,
Мысли о тебе.

Ты так мечтаешь жить богато и красиво,
На завтрак крабы, а на ужин бланманже.
А я сегодня был с тобой всю ночь счастливым.
К чему Диор, когда такое неглиже?

Ты говорила по-французски так свободно.
Ты мне шептала: «Се ля ви, пардон, мерси»…
Но мне свозить тебя в Париж не по доходам,
Коплю я деньги, чтоб сказать, поймав такси:

«Мадмуазель, карета у подъезда!
Мадмуазель, поехали со мной.
А ваших глаз неведомая бездна
Меня влечёт своею глубиной.

Мадмуазель, позвольте вашу руку,
Вы так тонки, вы юная газель.
Я даже час не выдержу разлуку,
Не уходите в ночь, мадмуазель!»

Ты что Людовиком мне голову морочишь?
Вы разминулись с ним немножечко в веках,
И королем твоим был я сегодня ночью,
И всех Людовиков оставил в дураках.

Закрой глаза, давай взлетим с тобой на небо,
Два нежных ангела средь белых облаков…
Я никогда ещё таким счастливым не был,
Я для тебя на всё, любовь моя, готов.

Тормознула зима на ходу
И растаяла в розовом свете.
В городке нашем всё на виду,
Ничего не удержишь в секрете.

Ты ушёл в осторожный рассвет,
На прощанье вздохнул виновато,
А наутро летело мне вслед —
За грехи неизбежна расплата.

Я не первая, не последняя,
Грешат так многие, грешат так часто.
Ты не первое, не последнее
Ты горько-сладкое моё несчастье.

Ты, мой дом обходя стороной,
Избегать меня будешь на людях.
Сколько раз это было со мной!
Сколько раз, я надеюсь, так будет.

Но вернутся все птицы к весне,
Ветры тёплые снова подуют.
И тогда ты, придя, скажешь мне —
Ты меня победила, колдунья.

Ты, любимый, у меня не первый.
Сколько было, счёт я не вела.
Прошлое взлетело птицей серой,
Вздрогнули прощально два крыла.

Вычеркнул ты прошлое из жизни,
Спутал даты все и имена,
А в бокалах золотились брызги
Крепкого вечернего вина.

Я боюсь,что это только снится,
Грешных мыслей раскалённый бред,
И к утру растает, растворится
Голубым дымком от сигарет.

Как гудят натянутые нервы.
Прикоснись ко мне и успокой.
Ты, любимый, у меня не первый,
Ты один, единственный такой.

Я блондинов совсем не любила,
А к брюнетам лежала душа.
Но, увидев тебя, всё забыла
И смотрю на тебя не дыша.
Но сказал ты однажды мне сонно,
Что у нас отношенья не те.
И под свадебный марш Мендельсона
Не шагать мне в венчальной фате.
Блондин, ты один виноват,
Сбил влёт меня серый твой взгляд.
Но если меня ты не любишь, блондин,
Тогда оставайся один.
Объяснить я подругам пытаюсь,
Почему я попала в твой плен.
Всем же ясно, что ты не красавец,
Не Делон, извини, не Ален.
У меня были люди покруче,
Дав отставку им, я не права.
Ой, блондин, ты подумай получше,
Говоря мне такие слова.
Блондин, ты один виноват,
Сбил влёт меня серый твой взгляд.
Но если меня ты не любишь, блондин,
Тогда оставайся один.
Ой, блондин, торопись, опоздаешь
Ведь такие, как я, нарасхват.
Пожалеешь потом, пострадаешь,
Загрустит твой пронзительный взгляд.
Жизнь свои нам диктует законы,
Вспыхнет солнце в холодной воде.
И с брюнетом под марш Мендельсона
Я застыну в венчальной фате.

Я упрекать тебя не буду,
А вот не плакать не проси.
Приходишь ты ко мне по будням
И вечно смотришь на часы.

И ни остаться, ни расстаться
Никак не можешь ты решить.
А мне давно уже за двадцать,
И мне самой пора спешить.

Ты изменяешь мне с женой,
Ты изменяешь ей со мной.
Ты и женой, и мной любим.
Ты изменяешь нам двоим.

Прощаясь, смотришь долгим взглядом,
Рука задержится в руке.
А я следы губной помады
Тебе оставлю на щеке.

Придешь домой, жена заметит,
И ты решишь, что это — месть.
А я хочу, чтоб все на свете
Узнали, что я тоже есть.

Мне сон приснился невозможный.
И ты, явившись в странном сне,
Промолвил вдруг неосторожно,
Что навсегда пришел ко мне.

Но был недолгим сон тот чудный,
Тебя опять ждала жена.
Опять с тобой я буду в будни
И буду в праздники одна.

На чёрном небе о любви нам шепчут звёзды,
На чёрном море о любви поёт прибой.
Бульвар Приморский напоил любовью воздух,
Сезон любви, сезон кино – он стал судьбой.

Конечно, можно раствориться в умных книжках,
С женой сразиться на костяшках домино.
С друзьями можно перекинуться в картишки,
Но для меня важней других искусств кино.

Цветы магнолий опьянят приморский вечер
Сильней, чем старое хорошее вино.
Сезон любви пускай продлится бесконечно,
В кино, как в жизни, ну, а в жизни, как в кино.

И мы смотрим вновь и вновь
Киноленты про любовь,
И с героями их жизни проживаем.
Я давно влюблён всерьез
В мир волшебных киногрёз,
И без них своей судьбы не представляю.

Я уже ничего не ждала,
Начала привыкать к одиночеству.
Намекнули, грустя, зеркала:
Представляйся по имени-отчеству!

Мексиканские фильмы любя,
С героинями плакали поровну.
Но, когда увидала тебя,
Жизнь рванула в обратную сторону.

Ну и что, что обжигалась
И не очень молода.
От ожогов не осталось
В моём сердце ни следа.
Обжигалась, что ж такого?
Это с каждым может быть.
Я ещё сто раз готова
Обжигаться и любить.

Все забытые вспомнив слова,
Молодой я вдруг стала по-прежнему.
Снова кругом пошла голова,
Переполнившись мыслями грешными.

Как сладка мне ночей кабала,
Как к утру расставаться не хочется.
Намекнули, смеясь, зеркала:
Рановато по имени-отчеству.

Звёзды, падая, качают ветки сада,
Я спою тебе сегодня серенаду.
Догорел закат пожаром,
Искры звёзд взметнул в ночи,
Только не молчи, моя гитара.
Моя гитара, ты не молчи.

В миг цветенья и в пору листопада
Буду петь я под балконом серенады.
Мне поможет способ старый
Подобрать к тебе ключи,
Только не молчи, моя гитара,
Моя гитара, ты не молчи.

Сколько окон слушать пенье распахнулось,
Только ты от серенады не проснулась.
Видно, я тебе не пара,
Мёд любви порой горчит.
Только не молчи, моя гитара,
Моя гитара, ты не молчи.

Переведи часы назад,
На пять минут, на день, на год.
Переведи часы назад,
Пусть снова этот год пройдет.
Январский день засыпет сад,
Начертит пальмы на окне.
Переведи часы назад
И снова приходи ко мне.
Но стрелки, но стрелки,
Зови не зови,
Но стрелки, но стрелки
По кругу несутся.
Мы что-то забыли в прошедшей любви,
А ей никогда, никогда не вернуться.
Переведи часы назад,
На время всех обид и ссор,
Переведи часы назад,
На наш последний разговор.
На циферблате наугад
Застынут стрелки в прежних днях,
Переведи часы назад
И снова полюби меня.

Ты мне сказал: «Куда ты в дождь?
И ночь такая тёмная.»
От слов твоих то в жар, то в дрожь
Меня бросало, помню я.
«Не уходи,» — ты мне сказал
И ложкой чай помешивал.
Я, посмотрев в твои глаза,
Произнесла насмешливо:

«Так и быть, я останусь с тобой!
Я останусь с тобой, так и быть.
Твой застенчивый взгляд голубой
Обещает так жарко любить!
Не единственный ты, а любой,
А меня так не просто забыть.
Так и быть, я останусь с тобой,
Я останусь с тобой, так и быть».

Мерцала бледная звезда,
Последняя, печальная.
Не понимала я, куда
Я в эту ночь причалила?
Всё понимает голова,
А сердце бьётся бешено.
Но я опять свои слова
Произнесла насмешливо:

«Так и быть, я останусь с тобой!
Я останусь с тобой, так и быть.
Твой застенчивый взгляд голубой
Обещает так жарко любить!
Не единственный ты, а любой,
А меня так не просто забыть.
Так и быть, я останусь с тобой,
Я останусь с тобой, так и быть».

Ты на рассвете задремал
И видел сон таинственный.
И сам не знал, что ночью стал
Ты для меня единственным.
И я молила небеса
Простить мне душу грешную.
Но, посмотрев в твои глаза,
Я вновь скажу насмешливо:

«Так и быть, я останусь с тобой!
Я останусь с тобой, так и быть.
Твой застенчивый взгляд голубой
Обещает так жарко любить!
Не единственный ты, а любой,
А меня так не просто забыть.
Так и быть, я останусь с тобой,
Я останусь с тобой, так и быть».

Ты ключ в машине повернёшь,
Нажмёшь на газ, рванёшь как ветер.
Как бритвой взглядом полоснёшь,
И на вопрос мой не ответишь.

К душе твоей так сложен путь,
А может всё от неуменья.
Чтоб быть с тобой, мне нужен пульт
С дистанционным управленьем.

Я б на кнопки нажимала,
Я б тебя переключала.
То погромче, то потише,
То повыше, то пониже.
Ты зависел бы от кнопки,
Ты бы наглым был и робким.
Ты бы ярким был, то бледным,
То богатым был, то бедным.
Если б я с тобой скучала,
Я б тебя бы выключала.

Ты массу тела накачал,
И тяжесть мне твоя приятна.
С тобой летаю по ночам,
И не спешу к себе обратно.

Ты идол мой, мой бог мой культ,
Ты мой восторг и сожаленье.
Но где же взять мне этот пульт.
С дистанционным управленьем.

Ты подуй на окно
Тёплым облачком пара,
Нарисуй на стекле
Распрекрасный дворец.
И к истории грустной с названием старым
Измени ты названье
И придумай счастливый конец.

Ветер листья срывает, срывает,
И над нами несётся круженье.
Но счастливых концов не бывает,
Продолженья хочу, продолженья.

Пусть ресницы дрожат
Над заплаканным взглядом,
Ты запутай сюжет,
Хочешь новых героев введи.
Многоточье поставь, только точки не надо.
Ты закончи, дорогой,
И меня за собой уведи.

Подарил мне шаль цветастую
С шелковистой бахромой.
И была недолго счастлива
Я с тобой, любимый мой.

Плечи я в неё закутала,
А слова забыла вдруг.
На гитаре струны спутала,
Виноват был ты, мой друг.

И под этой цветастою шалью
Говорил невозможное мне.
Как мы жарко с тобою дышали
И сгорали в любовном огне.
Забылся ты, забылась шаль,
Но мне не жаль, не жаль, не жаль.

Я исчезла тенью прошлого
С первым утренним лучом.
Замерзала я, хороший мой,
Хоть и было горячо.

Не ищи меня напрасно ты,
На гитаре струн не рви.
Не согреет шаль цветастая,
Если в сердце нет любви!!!

Всё было, как положено и как заведено,
Но утро непогожее с бедою заодно.
Расстались по-хорошему – он вовсе мне не враг.
Всё было, как положено, да вышло всё не так.

Всё было, как положено, от счастья в стороне.
Казалось невозможным мне, что вспомнит обо мне.
Клубилась пыль дорожная любви ушедшей вслед.
Всё было, как положено, когда надежды нет.

Всё было, как положено – жила и не ждала.
Но речка заморожена до первого тепла.
Пустое да порожнее заполниться должно.
Всё вышло, как положено и как заведено.

← Предыдущая Следующая → 1 2 3 4
Показаны 1-15 из 52